КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА: «Что делают белорусы в Эквадоре»

02.04.2015 г.

Источник публикации: www.kp.by

Андрей СМИРНОВ, Кито - Минск, специально для «КП»

belorusy_v_ekvadore0.jpg

Я только что из Кито. Побывал впервые. Ехал увидеть подобие Венесуэлы — увидел южноамериканскую Швейцарию. Думал встретить пафос революции, горы мусора и пустые прилавки, а встретил пафосно чистые тротуары и изобилие продуктов… Белорусов тоже встретил: и в столице, и в глубинке.

Белорусские Ассанжи бобруйского масштаба

Первые восточные славяне, а среди них и белорусы, массово пришли на земли инков в 20-е годы прошлого века, после гражданской войны. Вторая мировая война — вторая волна эмиграции, развал Союза — третья. Несколько поколений ехали сюда по идеологическим соображениям, а вот четвертая волна оказалась аполитичной — «новые русские». Нет, не малиновые пиджаки с цепарями на шее, а интеллектуалы, любители драйва с золотой карточкой VISA и томиком Кастанеды в рюкзачке. С этим рюкзачком и колесят по западному полушарию, в блогах сравнивая Эквадор то с Коста-Рикой, то с Аргентиной. Профессии самые разные: бизнесмен-романтик, поэт-программист, банкир-неудачник, жена-дизайнер. Все одинаково хорошо владеют испанским языком, ценами на недвижимость и умением конвертировать проданную квартиру, сначала в Москве или Белгороде, а затем в Каракасе или Монтевидео — в новые перемещения по континенту.

Отдельно в этой разношерстной диаспоре стоит криминал, вот на днях Владимира Красавчикова по кличке Красавчик экстрадировали. До этого он в коробках с бананами кокаин судами в Питер возил. Не менее скандальную славу дали своей Беларуси и два Алеся -— Овчаренко и Баранков. Один с пятью «лимонами» чужих долларов не хотел расставаться, другой, экс-пограничник, вляпался в криминально-политический скандал, результатом которого стал его статус беженца. Только вот «эквадорца» Ассанжа знают во всем мире, а наших экс-соотечественников, пожалуй, лишь в Бобруйске.

Наталия Колесинская де Велес продает цветы в Россию, в Минске купила маме квартиру

А теперь перейдем к позитиву. Сегодня выходцев из былого СССР в Эквадоре около трех с половиной тысяч. Эту цифру озвучила Наталия Колесинская, председатель Ассоциации русскоязычных соотечественников Эквадора, кстати, белоруска, владеющая роднай мовай.

Экс-несвижанка Наталия Колесинская де Велес продает в Россию цветы, принимает vip-туристов и сдает в аренду жилье.

belorusy_v_ekvadore1.jpg
Колесинская Наталия. Фото: автора

«В столице Кито проживает около 800 русскоговорящих, еще 700 — на побережье океана, остальные рассеяны по горным деревням», — рассказывает Наталия Евгеньевна, уроженка Несвижа.

Сама Колесинская де Велес приехала сюда в 1989-м, с мужем эквадорцем и двумя сыновьями: Женей и Эдгаром. Наталия — self-madewoman, женщина, сделавшая карьеру собственными мозгами и руками, причем в чужой стране. Сегодня чужая страна ей родная, две собственные квартиры и два бизнеса — цветочный и туристский. «С Беларусью связей не прерываю, бываю там не реже раза в год, у меня там мама осталась, — признается Наталия и продолжает: — Вот купила ей квартиру, в «Маяке Минска».

В Кито с земляками Колесинская дружит эффективно — сдает белорусским специалистам одну из своих квартир. Я там побывал: просторная гостиная, две спальни, кухня, прачечная, три туалета с душевыми кабинами. На первом этаже — консьерж, сауна с бассейном, тренажерный зал. Для жильцов кондоминиума все бесплатно. На цокольном этаже два парковочных места. По минским меркам квартира не дорогая — около 160 тыс. долларов, квартплата в месяц — 147 долларов.

Возраст — не ее комплекс: «Мне 58, но старость меня дома не застанет — слишком многое из задуманного не реализовано!» Вот как выглядит топ-лист планов Наталии: №1 — цветочная мегавыставка в Минске, №2 — здание «Беларусь» с национальным орнаментом в центре Кито, №3 — длинновато, но из песни слов не выкинешь: «организация интенсивного маркетинга по продвижению белорусских товаров на латиноамериканский рынок с целью загрузки авиаперевозчиков, которые возят мои цветы в Россию, Беларусь и Казахстан, т.е. чтобы самолеты имели встречный груз и падала стоимость авиатранспорта за цветы».

Возможно, ее планы кому-то покажутся прожектами, но…

Я листаю глянцевый журнал «Эквадор и его цветы» — издатель Колесинская де Велес… Слушаю ее, как стреляет из всех видов оружия, смотрю на сильные пальцы рук и в красивые глаза и верю: у такой белоруски-блондинки получится! Тем более она не стесняется признавать поражения: «Вот пыталась изучить язык индейцев кичуа, бросила, труднее «мандарина», т.е. китайского!»

belorusy_v_ekvadore2.jpg
Журнал "Эквадор и его цветы" . Фото: автора

На вопрос, как идет бизнес, Наталия отвечает правдиво: «Плохо, российский кризис сказывается, спрос на цветы упал, дебиторка больше, туристов меньше. Моя программа, которая стоит 7 тыс. долларов (14 суток с перелетом, Континентальный Эквадор + Галапагосские острова), сегодня не всем по карману». Имена известных россиян, которые, несмотря на кризис, продолжают летать, просила не называть, вдруг им не понравится такая публичность.

А вот у белорусских нефтяников дела идут хорошо, им и слово.

Гомельчанин Ярослав Дорош. Руководит консорциумом по добыче нефти и газа

С Ярославом Евгеньевичем я познакомился во время работы 2-й межправительственной комиссии высокого уровня… Заметил, что он хорошо владеет испанским. «Иняз за спиной?» - спрашиваю.

belorusy_v_ekvadore3.jpg
Дорош Ярослав. Фото: автора

— Нет, технический и экономический вузы… А испанский выучил в Венесуэле, отработав семь лет в совместном предприятии «ПетролераБелоВенесолана».

В Эквадоре Дорош возглавил СП «Сервис Ойл Эквадор Эквасервойл». Более всего меня интересовал вопрос, сколько же наших нефтяников работает на экваторе. Оказалось, 24. На мой вопрос, в чем заключается их работа, топ-менеджер ответил так, как будто перед ним журналист отраслевого издания:

— Предоставляем комплексные специализированные услуги с финансированием подрядчика на выполнение работ по оптимизации добычи, повышению нефтеотдачи пластов и геологоразведке на месторождении Армадильо, блок 55. Также прорабатываем возможности реализации совместных с ГК «Петроамазонас» работ по геологоразведке и разработке блоков 28 и 86.

В дирекции ЗАО «Белзарубежстрой» сообщили: «Граждан РБ, работающих в центральном офисе в Кито, — 25 человек, еще 6 белорусов трудятся в полевых условиях». Это помимо самих эквадорцев, а также россиян, украинцев и двух кубинцев, всего — до 150 человек.

Моя поездка состоялась благодаря строительной компании, реализующей в Эквадоре свой первый по счету контракт. Гендиректор BZS — так здесь зовут «Белзарубежстрой» — Виталий Бондарик тезисно обрисовал, чем занимается компания: «Во-первых, реализуем фискализацию строительства крупнейшей в Эквадоре ЛЭП длиной 759 км. Во-вторых, готовимся к строительству моторного завода. В-третьих, прорабатываем ряд проектов, включая реконструкцию и строительство школ, а также завода по сборке автобусов МАЗ».

На вопрос, какие из объектов следует посетить, Виталий Николаевич посоветовал начать с подстанции Эль Инга: «Там у нас работает уникальный специалист, эксперт по строительству в Латинской Америке, у него за спиной 7 лет работы в Венесуэле».

Бобруйчанин Андрей Сидоренко руководит фискализацией строительства электроподстанции Эль Инга, крупнейшей в Эквадоре

belorusy_v_ekvadore4.jpg
Сидоренко Андрей. Фото: автора

Фискализация — это по сути тот же технический надзор в период строительства, правда, с более широкими обязанностями и полномочиями. Рассказывает Андрей Сидоренко: «В Венесуэле мы строили, в Эквадоре инспектируем. Здесь строят эквадорцы, финансируют, проектируют и поставляют оборудование китайцы, а мы контролируем тех и других».

Возведение ЛЭП с восемью подстанциями в разных районах страны — крупный проект в масштабах Южной Америки. ЛЭП будет поставлять электроэнергию от восьми ГЭС в самые удаленные уголки страны и за рубеж. А электростанция Коко Кода Синклер и вовсе станет четвертой по мощности на континенте.

«Чем отличается фискализация по-эквадорски от белорусского технадзора?» — спрашиваю я тезку. Он отвечает шутливо: высотой. Затем поясняет: «Находимся на отметке три километра над уровнем моря, здесь и без движений дышать тяжело, а нам работать приходится».

P.S. Когда материал был готов, мой коллега, «сумленны беларус» Уладзя Папруга, случайно поведал: «Яшчэ ў Кіта беларускія святары ёсць, у Катэдры імшу служаць, ты пра іх напісаў?» Напишу обязательно, когда опять в Эквадор поеду. Если Богу угодно будет…

ПОДРОБНОСТИ

Южноамериканская Швейцария

Уже на подлете к Кито поражаешься ландшафту: зеленые горы, изумрудные холмы, альпийские луга, питомники для речной форели… Салатовые обочины автобанов, сами автобаны — хоть стакан на капот!

belorusy_v_ekvadore5.jpg
Эквадорские буренушки на склонах альпийских лугов. Фото: автора

И кругом желтая свежая разметка… Сельские домики с усадьбами — как игрушечные, на крутых склонах — коровы-альпинистки… Это загород. 

belorusy_v_ekvadore6.jpg
Курорт термальные воды Папайякта. Фото: автора

А в столице? Архитектура, конечно, не швейцарская, но каков климат! На солнце лоб сгорает, а в тени без свитера зябко. Как на горнолыжном швейцарском курорте где-нибудь в Энгельберге. Путешествуем дальше — шопинг. Французский багет в булочной — 2,5 доллара, торт — 38. Правда, и зарплаты соответствующие: старший сержант контрактник — 800 долларов, плотник средней квалификации - 640. Зарплату выдают в долларах, в Эквадоре бакс — национальная валюта. 

belorusy_v_ekvadore7.jpg
Торт "Черная сельва" за 38 долларов. Фото: автора


Вернуться к списку